Сто лет без царя или Всё познается в сравнении -

Сто лет без царя или Всё познается в сравнении

Опубликовано 17 июля 2018 г. - 309 просмотров Сто лет без царя или Всё познается в сравнении

Ровно сто лет назад была расстреляна царская семья. Это был не первый случай цареубийства в России. Что было впервые, так это почет, которым окружили доселе презираемых на Руси палачей, и та гигантская информационная кампания по дискредитации последнего российского императора. Впрочем, исполнителей екатеринбургского приговора порою ставили на место даже в советское время. Известно, что к Жукову, прибывшему в Уральский военный округ, подошел один из них - Петр Ермаков и с улыбкой протянул руку. В ответ на это Георгий Константинович поморщился и процедил: «Я палачам руки не пожимаю».

Но если сегодня уже никому не приходит в голову герои- зировать цареубийц, то эпитеты, приклеенные ему самому либеральной и коммунистической пропагандой, оказались куда более живучими. Причиной их появления стала вольная интерпретация известных событий, на которых мы сегодня кратко остановимся. Но рассмотрим их отстраненно, апеллируя исключительно к фактам. А заодно проведем некоторые исторические параллели.

Не написали в газетах, значит, не было

Начнем с прозвища «кровавый», которое закрепилось за Николаем II буквально с первых дней его правления, из-за ходынской трагедии. События разворачивались следующим образом. 18 мая 1896 года около полумиллиона подданных российской империи собрались на Ходынском поле по случаю торжеств, связанных с коронацией Николая II. Такого наплыва людей едва ли кто ожидал, хотя и было заготовлено 400 тысяч подарочных кульков с колбасой, сладостями, сувенирами. Также стояло 30 тысяч ведер пива, 10 тысяч ведер меда (все это бесплатно), предполагалась культурная программа.

И вот в какой-то момент среди этого громадного людского моря, ожидающего приезда монарха, разносится слух, что якобы буфетчики уже раздают подарки. Своим. Народ возмущается и напирает на деревянные постройки, за которыми находятся те самые буфетчики, со страха начинающие бросать в толпу заветные кульки. И это лишь усугубляет ситуацию. Полицейские пытаются остановить людей, однако их сил явно недостаточно. В результате давки погибает около 1300 человек и еще около 900 получают ранения.

К приезду императора порядок восстановлен, и ему докладывают о случившемся. Уже на следующий день Николай II вместе с императрицей посещает всех раненых в больнице, назначая этим людям пожизненную пенсию. Ее перестанут выплачивать только в 1917 году, когда в России на несколько десятилетий вообще забудут, что такое пенсии. Семьям погибших выплачивается по тысяче рублей (около 3 миллионов на сегодняшние деньги), всех хоронят за государственный счет, детей при необходимости устраивают в приюты. На Ваганьковском кладбище возводится храм в память жертв трагедии. Те, кто не смогли ее предотвратить, несут наказание. Так, обер-полицмейстер за плохую организацию охраны порядка был отстранен от должности.

О ходынской трагедии писали все газеты империи, а оппозиционная пресса тех лет еще и с удовольствием смаковала то обстоятельство, что в ее день монарх отправился на прием к французскому послу. Но это был официальный прием, отменить который не представлялось возможным по политическим соображениям. Пробыл на нем Николай II всего пятнадцать минут и, подчеркнув заинтересованность России в налаживающихся союзнических отношениях с Францией, уехал.

А теперь для сравнения. Во время похорон И.В. Сталина также случилась страшная давка, в которой, по разным оценкам, погибло от нескольких сот до трех тысяч человек. Однако власть не только ничего не сделала для предотвращения гибели людей (в разгар столпотворения достаточно было убрать оцепление из грузовиков, но такого приказа никто не отдал), раненым не оказывалась медицинская помощь, поскольку «скорая» практически не работала, а по центральным улицам Москвы было запрещено автомобильное движение. Сколько на самом деле погибло граждан, пришедших проститься с вождем, мы уже не узнаем, так как эти данные никогда не обнародовались, а сам факт трагедии тщательно скрывался.

Расстрелянные демонстрации. А какая из них была мирной?

Идем дальше. 9 января. Сегодня бы это назвали, скажем, «оранжевой революцией», тогда подобных терминов в ходу еще не было да и технологии только отрабатывались. Итак, рабочих вначале агитируют идти с петицией к царю, которого в это время в столице нет, что хорошо известно организаторам кровавого сценария. Когда же дорогу им преграждают войска, изза людских спин по ним начинают стрелять эсеровские боевики. Ответную реакцию было не сложно предугадать, именно на нее и рассчитывали.

Итогом «кровавого воскресенья» стало 130 убитых и около 300 раненых. И можно лишь гадать, сколько было бы жертв, если бы войска не рассеяли готовящихся к большой резне революционеров.

Но народ-то пошел к Зимнему. Значит, был для этого повод! – заметит кто-нибудь из читателей. Наверняка. Однако, опять-таки для сравнения, давайте перенесемся в 1962 год. До обещанного Хрущевым коммунизма остается всегото восемнадцать лет, а в Новочеркасске на улицу выходят тысячи рабочих с требованием улучшить условия труда, уменьшить норму выработки и прекратить повышать цены на продукты, которые в тот год выросли в среднем на 30%. Огнестрельного оружия у участников этой демонстрации, в отличие от шествия 1905 года, не было. Что, однако, не помешало расстрелять ее. Убитых хоронили ночью. В чужих могилах. Данные о числе жертв засекретили. Разобрались и с организаторами несостоявшегося диалога с властью. Семеро человек получили высшую меру наказания, еще сто пять от 10 до 15 лет в колониях строго режима.

А если бы не герой Советского Союза, генерал-лейтенант М.К. Шапошников, демонстрантов атаковали бы еще и танками. Матвей Кузьмич отказался выполнять этот приказ, за что тоже пострадал. А кто приказ отдавал? Хрущев и Микоян. Но почему-то никто не называет их «кровавыми».

Считаем только своих, бомбистов

Ну и, наконец, о военно-полевых судах, введенных по требованию Николая II в 1906 году, в самый разгар первой русской революции. За восемь месяцев их существования, по разным подсчетам, было вынесено от 700 до 1100 смертных приговоров участникам разного рода боевых дружин. «Залили кровью страну» – напишут об этом либералы, а потом и коммунисты. При этом их совершенно не будет волновать тот факт, что с 1901 по 1911 этими самыми революционерами-террористами было убито и ранено около 17 тысяч подданных российской империи. Видимо, законопослушные граждане для них – люди второго сорта.

Зато в 1918 году у нас появилось словосочетание «административный расстрел». Это когда вообще нет никакого суда, человека просто расстреливают в силу революционной необходимости. Появился и институт заложников. Например, в ответ на убийство председателя Петроградского ЧК Моисея Урицкого в одной только Северной столице было расстреляно 900 человек. После покушения на Ленина счет пошел уже на тысячи. Да что там, когда в Берлине (?!) были убиты Роза Люксембург и Карл Либкнехт, в России расстреляли всех находящихся на тот момент в числе заложников людей. Каково?

Нет, определенно, если бы император платил революционерам их же монетой, а не отправлял в ссылки, где те в перерывах между охотой и катанием на коньках писали пламенные воззвания к пролетариату, то в 1917-м перевороты устраивать было бы уже некому...

Японцев под ружьё, народ на баррикады

Несостоятельность обвинений Николая II в жестокости и даже кровожадности настолько очевидна, что лишь люди, напрочь лишенные критического мышления, могут повторять эту глупость. Давайте теперь рассмотрим следующее расхожее мнение о слабом и безвольном царе. И начнем, пожалуй, с русско-японской войны.

На первый взгляд кажется немыслимым и унизительным, чтобы крохотная Япония победила огромную Россию. Как она вообще посмела напасть на такого соседа-гиганта? Но в этом исключительно заслуга Великобритании и США, которым слишком не нравилась активность России в азиатском регионе. Ведь Николай II уже тогда понял, что восточное направление в экономической политике куда перспективней западного.

Итак, англосаксы щедро спонсируют Японию, модернизируют ее вооруженные силы и толкают на войну. Фактор внезапности дает агрессору преимущество на начальном этапе. Помимо этого он имеет значительный численный перевес. Вооруженные силы России на Дальнем Востоке не превышают 150 тысяч человек, большинство из которых связано охраной крепостей и коммуникаций. Японская армия после мобилизации насчитывает порядка 450 тысяч и способна доставить необходимые резервы до театра военных действий менее чем за сутки. В то время как наши подкрепления вынуждены ехать через всю страну при пропускной способности Транссибирской магистрали 4 эшелона в день.

Но к финальной стадии войны эта проблема уже решена, и по Транссибу на Дальний Восток мчится 20 эшелонов в сутки. Людские и экономические ресурсы Японии, напротив, к этому времени полностью исчерпаны, и ее поражение дело времени... Но тут происходит революция 1905 года. И как после этого поверить в ее случайность? В сложившейся ситуации Николай II предпочитает потерять южную часть Сахалина и отказаться от арендованных у Китая земель, нежели ввергнуть всю империю в пучину Гражданской войны. Кстати, никаких контрибуций по мирному договору с Японией мы не платили, а она в них чрезвычайно нуждалась, поскольку государственный долг Страны восходящего солнца за время войны вырос вчетверо.

А теперь обратим внимание на потери, понесенные обеими сторонами. Непосредственно во время боевых действий русские потеряли около 30 тысяч человек, японцы около 50 тысяч. Что касается смертности от болезней и ран, то в японской армии она была вдвое выше. Для сравнения, в победоносной советско-финской войне, где малонаселенной Финляндии действительно в одиночку пришлось противостоять всей мощи Советского Союза, согласно официальным данным, безвозвратные потери Красной Армии составили почти 127 тысяч военнослужащих, финская сторона потеряла 26 тысяч бойцов.

Отчего детей рожают...

Первая мировая война, которая, кстати, в ту пору называлась Отечественной, тоже началась не слишком удачно для России. Но, опять-таки, все познается в сравнении. Например, во время Великой Отечественной немцы уже на восемнадцатый день взяли Псков. В Первую мировую они оказались там только благодаря большевикам. Императорская армия, оставив Польшу, часть Белоруссии и Прибалтики, на Юго-Западном и Кавказском театрах военных действий, напротив, воевала на территории противника. Причем перелом в войне наступил после того, как император лично возглавил армию.

К 1917 году скорый разгром Германии и ее союзников был очевиден для всех. Отсрочить это поражение помогли две новых русских революции. И их лидеры, как бы они ни относились друг к другу, были единодушны в одном: своей ненависти к последнему российскому императору. Этим и объясняется то количество откровенной лжи вокруг его имени.

Но с этой публикой все понятно, надо же было как-то оправдывать незаконный захват власти. Непонятно, зачем сегодня бездумно повторять эти голословные обвинения? Ведь даже один тот факт, что за двадцать мирных лет правления Николая II прирост населения России составил 50 миллионов человек, характеризует его, как талантливого управленца и дальновидного политика. Те же, кто хочет аргументированно это опровергнуть, пусть для начала попробуют отыскать в истории страны период, когда число россиян увеличивалось такими же темпами, или же убедят всех в том, что детей рожают исключительн в силу невыносимого материального положения под гнетом кровожадных тиранов...

Сергей Жарков
Источник: газета "Стерх-Луки", №28 11 июля 2018 года