Беседы с батюшкой. Осуждение и рассуждение (ВИДЕО) -

Беседы с батюшкой. Осуждение и рассуждение (ВИДЕО)

Опубликовано 2 августа 2019 г. - 346 просмотров Беседы с батюшкой. Осуждение и рассуждение

В петербургской студии телеканала "СОЮЗ" на вопросы телезрителей отвечает клирик храма святителя Николая города Новосокольники Великолукской епархии священник Владимир Флавьянов.

– В сегодняшней передаче мы будем говорить на тему осуждения и рассуждения: осуждение как грех и рассуждение как возможная благодать. Отец Владимир, на Ваш взгляд, в чем вообще проблема? Каждую неделю перед причастием наверняка большинство людей каются в грехе осуждения. Почему осуждение так глубоко вошло в нашу, может быть, даже природу?
 
– Суд – это как меч, граница между светом и тьмой. Конечно, это не четкая граница, есть полумрак, полусвет. Поэтому мы должны в этих сумерках уметь проводить границу, чтобы все-таки отделить свет от тьмы. Нам дано свойство рассуждать. Но очень часто мы переступаем эту границу.  Так же, как, например: дерзость и дерзновение, нравственность и «нравится»… Мы часто проскакиваем эту границу, но она все-таки существует. Поэтому попробуем порассуждать.

– Почему осуждение для нас такой неизбывный грех?

– Потому, что мы легко поддаемся на мнения. У каждого человека есть свое мнение, своя правда, свой набор представлений об этой правде, в том числе о Боге,  о людях, как они должны поступать, какая должна быть семья, какие должны быть дети. И из этой призмы моего представления возникают некоторые образы, что есть внутри каждого человека, то есть я представляю, как это должно быть. Но чаще всего картинка, которая у меня заложена в голове, не совпадает с реальностью. Поэтому у меня возникает первый момент разочарования: «Как же так? Меня же учили каким-то идеалам, мне их преподавали начиная с семьи, детского садика, школы, института…» У нас огромное количество этих образов, картинок. Но с реальной жизнью они очень редко совпадают. Поэтому в первую очередь возникает разочарование от очарования: я был очарован когда-то этими сказками, что добро сильнее зла, например. Это так. Но возникает разочарование: вот оно – зло; и почему-то оно побеждает. И начинаются некие поиски: «Как же так? Везде так или только со мной? Или, может быть, это обман, а на самом деле не так?» Хорошо, если в поиске человек находит Бога, а если он находит не Бога, а дьявола, змея, то начинает соблазняться уже его речами. Соответственно, у него вместо рассуждения возникает осуждение. Поэтому это естественная наша природа, на которой играет темная сила. И очень часто мы впадаем в осуждение, забывая о рассуждении.

– Для того чтобы хотя бы каким-то образом избавиться от греха осуждения, что нам нужно делать? Может быть, отказаться полностью от воздействия этого мира: выключить телевизор, не читать газеты, надеть наушники и слушать аудиокниги и не общаться с людьми? Как справиться с грехом осуждения?

– Для начала опять-таки вернемся к природе. Мы приучены еще со школьной скамьи к оценкам. Очень часто эти оценки были завышены. Например, нам должны были поставить двойку, но ставили тройку, чтобы учителю лишний раз не сидеть с двоечником. Мы приучены к оценкам, и мы постоянно все оцениваем: слова, одежду, реплики, саму жизнь. Это постоянный процесс. Отказаться от него, в принципе, возможно. Но нужен многолетний труд, чтобы отказаться от этой системы оценивать мир и прекратить весь этот поток, потому что на самом деле мир по-другому выглядит. И другой человек – он другой, он действительно другой. Поэтому моя оценка действительно неправильная. Но еще раз говорю: пройдут годы, пока я попытаюсь эту систему внутри себя сломать. Нас приучили к ней.

Во-вторых, надо понять и очень простую вещь: если во мне есть любовь, то на самом деле не так важна моя оценка, важна именно моя любовь. То есть я делаю выбор: либо я пытаюсь доказать свое право на личное мнение, либо все-таки  оказываю любовь и  милосердие человеку.

– Если во мне есть любовь, тогда все хорошо, все замечательно, мы победили. Но часто мы говорим  с такой позиции: «Я-то люблю, а меня кто любит? Я-то знаю, а кто знает столько, сколько я?..» Каким образом можно воспитать в себе любовь? Мы опять придем к тому, что надо обращаться к Господу. Для того чтобы обратиться к Господу, нужен труд или только благодать, когда Господь меня призывает: «Вот ты придешь и сразу почувствуешь Мою любовь»?

– Не все здесь так просто. Действительно, очень тяжел этот грех. На самом деле самая простая святость – это просто отказаться от осуждения. И автоматически попадаешь в разряд праведников и мудрецов. Очень простой путь. Но практически он оказывается  возможным мало для кого; очень мало таких людей, которые действительно понимают  границу между осуждением и рассуждением и придерживаются именно рассуждения. Мы действительно очень легко склоняемся к осуждению. Еще раз подчеркну здесь критерий любви, но попробую это показать через картинку.

Допустим, какой-то человек меня осуждает или я его осуждаю. В этот момент я могу за него помолиться? В этот момент я готов душу свою отдать за него, умереть за него? Я готов свое место в раю ему уступить, а за него в ад пойти?

– Вопрос телезрителя Евгения из Белгорода: «Как сказал Марк Твен, нам нравится, когда человек высказывает свое мнение, но только тогда, когда оно совпадает с нашим. Слово “осуждение” подразумевает под собой слово “суд”. Как я думаю, рассуждение только тогда будет иметь силу, когда высказывается человек, имеющий какую-то власть. Если человек ничего не имеет, а просто говорит, мелет чепуху, он просто болтает. Рассуждение может быть только тогда, когда это связано с властью, то есть человек может применить свои слова, посадить человека, что-то ему сделать плохое. Иначе это просто болтовня».

–  Получается уже не осуждение, а клевета.

– Евгений подметил очень интересный аспект.  Люди, которые служат закону, употребляют слово «осужденный». Мы часто бываем на съемках в колониях, где есть храмы. Там нам приходится общаться с людьми, которые осуждены законом за определенные преступления. Когда смотришь на этих людей, видно, что вина их написана на них. Они улыбаются, живут своей жизнью, но при этом они обществом осуждены за тот или иной грех. Евгений опять-таки правильно подметил, что это происходит от слова «суд». В Священном Писании мы постоянно встречаем: «суд праведный», «Судья праведный», мы знаем суд Синедрион. В Священном Писании много говорится об этом. Когда мы осуждаем, может, мы действительно дерзко берем на себя функцию судьи?

– Мы, разумеется, берем эту функцию, присваиваем себе власть, как это сделал в свое время Раскольников: «Тварь  я дрожащая или право имею?» Мы очень часто переступаем границу своей власти. Где-то эта граница должна заканчиваться и начинаться власть другого человека. Я имею в виду не власть имущих, а нас, обычных людей.

Я сам несу послушание в СИЗО и понимаю эти взгляды. Получается, мы по разные стороны границы вдруг оказались, хотя они такие же люди, как и мы. И мы не лучше, а они не хуже нас. Они точно так же имеют право на счастье и на свою жизнь. Но получается, что мы их этого права лишаем. То есть мы другие. Но мы не другие, мы ведь тоже находимся на скамье подсудимых, но мы все время об этом забываем. И каждый раз, когда мы приходим на покаяние, нам предоставляется последнее слово, мы осужденные по грехам своим. И мы не зря слышим на каждой литургии: и доброго ответа на Страшнем судищи Христове просим. То есть мы, получается, не просим, мы каждый раз пытаемся оправдаться. Как те же осужденные себя ведут, так и мы себя ведем. Только они попались, а мы еще нет. Потому и хотел бы этот акцент сделать, что они не хуже нас, а мы не лучше их. И каждому священнику лучше было бы побывать за стенами тюрьмы, посмотреть в лица этих людей, попробовать с ними прожить какой-то период жизни и понять простые вещи: мы одинаковые, мы дети Бога.

– Здесь мы можем вспомнить еще несколько моментов из Священного Писания. Например, вспомним скрижали заповедей, вспомним золотого тельца и то осуждение, которое получил целый народ за свое грехопадение. Они не сумели войти в землю обетованную, и никто из тех, кто вышел из Египта, не дошел до этой земли, все должны были умереть в пустыне (кроме двух человек). Неужели есть те грехи, которые так сильно осуждены, что нам невозможно их исправить никаким образом?

– Это зависит от меня, от моего выбора. Если я выбираю именно грех, я живу в нем, укореняюсь в нем, он начинает мною управлять. То есть я уже не владею им, он мною владеет. Тогда действительно получается одна сплошная деградация. Человек не может без Бога победить этот грех.  Но для этого опять-таки нужно сотрудничество. Сам по себе Бог может, конечно, взять грех и истребить. Собственно, так и получается на каждой нашей исповеди: Господь грех истребляет, никакого труда мы в этом не приносим и так живем до следующей исповеди. Но ведь покаяние начинается именно после причастия, когда я вкушаю Тело и Кровь Христовы и понимаю, что вот плата, которую бесконечно добрый Бог заплатил за меня. Каждый из нас справедливо получил бы свое наказание в аду. И мы бы все туда справедливо ушли. Но Господь включает именно любовь. Он нас, грешных, не осудил тогда, когда пришел две тысячи лет назад, Он ради нас распялся. Но Он предупредил, что второй раз уже будет не так. То есть когда мы укореняемся во грехе, мы перестаем понимать вообще что-либо. И грех нами управляет.

– Я читал много мнений о том, как можно избавиться от греха осуждения, в том числе, конечно, с тем, чтобы изменить позицию. Каждый из родителей знает, что когда ребенок шалит, мы говорим: ах ты, противный хулиган. В этот момент мы воспитываем и в себе осуждение, и в ребенке. Проблема реально сложная. О том, как себя вести с детьми в этом случае, поговорим сразу после телефонного звонка.

Вопрос телезрителя Игоря из Москвы: «Когда я говорю одной своей бабушке, что она навязывает мне свое мнение абсолютно обо всем очень агрессивно, я ее осуждаю или нет?»

– Любая форма навязывания – это отсутствие любви. С другой стороны, Вы не имеете права так же отвечать. Если, например, какая-то собака лает, мы же не становимся на четвереньки, не лаем вместе с ней. Поэтому, конечно, Вы должны по любви отнестись к Вашей бабушке, понимая, что она воспитана была в другом обществе, она получила свое воспитание, она пытается Вам показать, где добро, а где зло. Может быть, где-то она ошибается, а может быть, где-то и права. В любом случае мы должны проявлять любовь, милосердие, понимание и не подливать масла в огонь, то есть аккуратно с нашими старыми бабушками и дедушками разговаривать, понимая, что на самом деле они много хорошего сделали. Конечно, были и грехи, но они сделали очень много, и мы живем в том мире, который они создали. Поэтому в данном случае осуждать просто бесполезно.

– Вопрос по поводу детей… Мы воспитываем в нем и в себе осуждение; более того, ребенок будет и дальше продолжать так. Тогда грех осуждения из нашей природы никогда не уйдет. Что в этом случае делать? Может, как-то переменить позицию?

– Педагогика очень просто говорит: чтобы пробудить совесть, надо показать ребенку, как мы страдаем от его неправильного поведения, показать, какие могут быть последствия, но опять же аккуратно, в зависимости от психики. Необязательно все-все разрисовывать, необязательно  доводить до ужасов, но нужно показывать последствия греха и показывать, какое наказание возможно. Допустим, есть такой педагогический прием: не сразу применять ремень к ребенку, а выпороть куклу, например. Если ребенок любит куклу, он, может, задумается. «Смотри, кукла ничего не сделала, а мы ее наказываем. Но ты-то ведь сделал». Или наказывать не самого ребенка, а говорить: «Ручки накажем. Нет, мы тебя любим, а вот ручки накажем».

– Я еще про один грех вспоминаю в этом случае. Древо познания добра и зла и заповедь о невкушении с этого древа. Адам и Ева могли избежать наказания?
 
– Конечно. Им был предоставлен выбор, и они могли им воспользоваться, то есть не вкушать с дерева, помня о заповеди.

– То есть у нас этот выбор в жизни тоже есть? Постоянно, каждую секунду. И когда мы приходим к священнику и говорим: «Я грешен в осуждении», –  должен ли священник в этом случае разбираться, в каком именно осуждении? Может быть, просто человек по привычке своей называет грех осуждения, а это было не осуждение, а рассуждение. Здесь священник должен обращать внимание на то, что человек из раза в раз называет грех осуждения? Это не тревожный симптом? На это нужно обращать особое внимание?
 
– Конечно, если грех повторяется, священник должен уврачевать этот грех, он не должен повторяться, надо помочь прихожанину изжить этот самый грех. И конечно, он должен помочь теми способами, которые доступны. Для кого-то это будет дополнительная молитва за того человека, которого он осудил, если мы говорим про общение между людьми; может быть, милостыню надо сотворить, а может быть, просто разобраться в самой ситуации. Возможно, там и не было никакого осуждения, были просто обиды…

– Насколько я понимаю, самый распространенный грех осуждения – это супружеский, семейный. Здесь интересный момент. Муж и жена любят друг друга, иначе бы они не стали жить вместе. Они венчанные, целая жизнь прожита. И вдруг начинается такая история. Может быть, сам человек любит этот грех осуждения? Может быть, он ему просто нравится? Может быть, он в нашем обществе воспитывается?

– Да, так и есть. Мы ведь разные. Мужчина любит совсем не так, как женщина. Женщина любит его целиком, на клеточном уровне. Мужчина не так любит женщину. Конечно, форма любви разная, но нельзя сказать, что та плохая, а эта хорошая. Надо искать что-то друг у друга и дополнять друг друга: мужчина у женщины доучивается, а женщина у мужчины. Мы восполняем то, что нам необходимо. Но проще просто осудить: ты другая (или ты другой). Это оправдывает меня, оправдывает мое поведение. На самом деле это оправдывает мой грех, не более того.

– Вопрос телезрителя Владимира из Москвы: «Осуждать и оклеветать легко. Как остановиться? Какие есть средства борьбы? Может, можно самого себя заставлять какую-то коротенькую молитву произносить… Пусть в гневе и ярости. Выйти из себя легко. Но как тогда остановиться?»

– Если есть возможность остановиться, не поддаваясь эмоциям, произнесите молитву или отложите этот разговор на время. То есть существуют разные способы, как избежать конфликта (есть целый раздел по конфликтологии). И  действительно требуется огромное усилие воли, чтобы не осудить другого. Слава Богу, Вы можете понять, что осуждаете, что можете поддаться на этот грех, и понимаете последствия этого греха. Важно понять, что гораздо важнее любовь к человеку и молитва. Это будет правильный выбор. Нужно сделать этот выбор – ваша правота или любовь и молитва?

Моя совесть точно так же болит, как и у другого человека. И мы все вместе лечимся. Получается, наше общение – это как общение людей в психбольнице (один мнит себя Наполеоном, другой Гитлером, но не в этом суть). Самое правильное поведение у главного врача. Потому что он прекрасно понимает: не дай Бог, что-то не так скажу... А надо как-то жить, как-то выживать в этих условиях. Поэтому очень аккуратно надо относиться друг к другу, понимая, что каждый человек как бомба. В каждом из нас очень много боли, очень много обид. Это все накапливается, и мы на исповедь это даже не несем. Мы говорим о последствиях этих взрывов, которые у нас внутри произошли, а о самом грехе, получается, даже и не говорим; мы с ним не боролись. Вот, например, вырос в огороде лопух, мы его выдернули, а на его месте образовалась яма; нужно подумать, что посадить. Так и с душой: нужно уврачевать ее сначала… А там может быть и не два лопуха, а целое поле, миллион гектаров этих лопухов. Но это другие лопухи, это не я; я-то как раз красавчик.

Но, находясь в этой позиции, человек никогда не сможет избежать осуждения и найдет оправдание своим словам и поступкам. Это именно та погибель, которая настигла Адама и Еву, когда они поверили змию и не смогли раскаяться в этом, не сумели победить этот грех. Поэтому требуется колоссальная работа над этим грехом.

– Насколько помогает молитва за человека, который тебя обидел?

– Конечно, нужно молиться за этого человека. Христос говорил: «молитесь за врагов ваших»,  «возлюби врага своего». Не просто «люби», а именно «возлюби».

– Но это же не просто так: я решил возлюбить врага... Это тяжелый труд. И телезритель спрашивал: какую именно молитву читать?

– Богородичное правило. Или хотя бы сказать: «Господи, помилуй! Удержи от греха». Нужно молиться и понимать, что у тебя тоже есть свой грех, что ты можешь убить человека ненавистью, взглядом. Хватает в каждом из нас этой ненависти, поэтому опасны мы друг для друга, когда мы безблагодатны. Думаем, что живем с Богом, а становимся похожи на тех фарисеев, которые верили в Бога, но не увидели во Христе Бога. Они пытались рассуждать, пытались разобраться, какой Христос, но осудили Его. Осудили на самую страшную смерть. Могли бы просто убить или как-то по-человечески к Нему отнестись, но поступили совсем по-звериному.

– То есть Вы имеете в виду, что осуждение может привести к ненависти, гневу и убийству?

– Приводит чаще всего. Сначала все происходит на виртуальном уровне, то есть мысленно, но постепенно грех завладевает душой, а потом и телом – и тело будет послушно этому греху.

– То есть тема осуждения и рассуждения уже выходит на другой уровень. Потому что если мы не боремся с грехом осуждения, таким привычным и любимым грехом, который на каждой исповеди легко и просто произносим, то можем дойти до Каина…

– И доходим, это видно. Сколько сегодня человечество преступлений совершает! Искать нужно благодать, любовь и выход из состояния осуждения. Если не попробуем справиться, мы станем Каинами. Дьявол за тысячелетия изучил человека, и ему не стоит труда соблазнить нас на очередную войну. Требуется много усилий, чтобы сохранить мир, но невозможно сохранить мир внешний, если его нет внутри, нет мира в душе людей. И для этого нам нужна молитва.

Мы, конечно, имеем право на осуждение, но только не человека, а дьявола. «Ныне пришел суд миру сему, осужден князь мира сего», – говорил Христос. И за то, как нас искушает дьявол, мы имеем право осуждать его, но не имеем права осуждать человека и переходить на личности. Мы должны четко понимать, что у другого человека есть такое же право попасть в рай, как и у меня.

– Давайте вспомним разговор Авраама и ангелов о праведниках. Начиналось все с пятидесяти. А Господь отвечал: «Не разрушу». А если десять? «И ради десяти не стану…»

– И отошел Господь от Авраама…

– То есть такой момент: казалось бы, когда уничтожается не одна тысяча людей, при этом-то осуждается грех…

– Господь не проклинал землю, Он уничтожает подобно хирургу, который удаляет раковую опухоль. Слишком опасно становится общество людей, которое может заразить и другие города своим поведением. Уже нет возможности остановить происходящее, и по этой причине Господь выбирает такую меру наказания.

– Вопрос телезрительницы: «У моей дочери есть подруга, с которой они общаются с детства, но я, как мама, категорически против их общения. Подруга дочери постоянно впадает в блуд, и это дурно сказывается на семье моей дочери. Я за глаза осуждаю эту подругу, но у меня нет возможности поговорить с ней с глазу на глаз. Как мне не осуждать ее и как “полюбить врага своего”?»

– Мы забываем о главном, когда как-то ведем себя в этом обществе. Мы легко соблазняем этот мир; как плохими, так и хорошими поступками. Каждый человек так или иначе осуждает. Обязательно нужно говорить с дочкой. Но, бывает, дети не слышат своих родителей. Говорить нужно через другое лицо, которое может выступить судьей. Этот человек,  зная позицию всех сторон, сможет донести нужную информацию: что не стоит идти в лобовую атаку. В данном случае нужно не просто молиться, а вымаливать обе семьи, с пониманием отнестись к воспитанию. Мы не может заниматься воспитанием, если сами страдаем безнравственностью, бескультурьем, бездуховностью, необразованностью. Тогда о каком воспитании наших детей может идти речь? Сейчас старшему поколению не нравится, как ведет себя молодежь, но и старшему поколению не стоит забывать, что, может, и они не совсем красиво выглядели в глазах своих бабушек и дедушек.

Позиция «отцов и детей» описана в классике, и старшему поколению сейчас нужно выработать терпение. И, глядя на детей и внуков, глядя на то, как они нас не слышат и не понимают, может, и мы тогда начнем понимать Бога и Его взгляд на нас с икон. Ведь и у Бога не получилось воспитать Адама и Еву, они Его ослушались, а могли бы пребывать в раю, где сейчас и мы с вами жили бы.

– Поэтому, наверное, Господь попустил это, чтобы мы могли понять, как это было больно Богу – воспитывать нас, таких непослушных, своевольных, своенравных. И что мы в результате получаем от этого своего мнения, от того, что чего-то хотим? Чего ты добился, человек? Поэтому, наверное, важно окунуться даже в это зло, чтобы разобраться, что же такое благодать. Но это очень опасно.

– Мы помним, во что превратилась жена Лота: пожалев грех, она превратилась в соляной столб. В этом случае опять-таки разговор про нашу раковую опухоль.

Я расскажу короткую притчу, она будет как раз переходом к чуть другой теме, потому что четко изливается из греха осуждения. Вот едут двое в поезде, а известно, что даже два очень чужих человека через какое-то время начинают говорить какие-то важные, сокровенные вещи, то, что, может быть, даже близкому человеку нельзя сказать. И заговорили они об аде и  рае; один говорит: «Я, конечно, достоин ада, потому что всю  жизнь живу во грехе, столько плохого сделал… Конечно, ад – это то, что я заслужил». А второй говорит: «А я точно буду в раю». –  «А почему ты так уверен?» – «Понимаешь, сказано: не суди, да не судим будешь. А я никого никогда за всю свою жизнь не осудил и очень этим горжусь».

И здесь как раз вопрос вот о чем: приводит ли осуждение к гордыне? Гордыня является матерью осуждения?

– А это может быть и одновременно, потому что все грехи сразу возникли в этом преслушании Адама и Евы. Вроде Адам никого не убивал, вроде бы он и изменять никому не мог, но все грехи возникли в Адаме, буквально все.

– От преслушания.

– Да. Поэтому на самом деле гордыня, конечно, связана с осуждением напрямую. Но тут есть еще один момент. Допустим, мы сможем победить, скажем так, большинство наших плотских грехов. А когда победили,  просыпается гордыня. Даже когда храм строишь: «Вот какой ты молодец, ты храм строишь; какой ты молодец – купола позолотил; какой ты молодец, икону написал чудесную; какую книжку ты замечательную написал…» Поэтому на самом деле грех гордыни еще более страшный грех, и нам, наверное, будет очень сложно его победить, если мы не справимся с осуждением. С осуждения все-таки надо начинать.

– Соответственно, по Вашим словам и по утверждению святых отцов, нужна молитва; более того – ежедневная и постоянная молитва. «Непрестанно молитесь»,  сказано в Писании.

– Да. «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь».

– «И за все благодарите». Мы все время это забываем, вырываем из контекста: «и все время благодарите». И нам все время говорят, что покаянная молитва – это путь к исправлению. Я с этим абсолютно согласен, но каким образом мне тогда понять, как все время радоваться и все время благодарить, если я ощущаю постоянно свою вину?
 
– Есть так называемый комплекс вины, когда мы не просто кого-то осуждаем, а когда  уже начинаем осуждать и самих себя, когда перебарщиваем с мерой пресечения к самому себе. Тогда возникает как раз этот удобный для гордости комплекс вины, когда я во всем виноват. Есть праведное чувство вины, когда я каюсь и исправляюсь, а когда у меня просто чувство вины, то я ничего не делаю; «я плохой, выхода никакого нет». Поэтому очень важно во всем этом сохранять любовь. Возлюби Бога, возлюби ближнего, как самого себя. И начинать надо именно с себя. Я не могу кого-то спасти, я должен заниматься своим спасением. Но я-то почему кого-то осуждаю? Я хочу его спасти. Так если я сам нуждаюсь в спасении, то куда я лезу? Я, находясь в своей лодке (вроде она тонет, но я этого пока не чувствую), вижу другой корабль (корабль!) и кричу: «Вы сейчас погибнете!» Так ты сам сейчас погибнешь, человек. Поэтому очень важно, пока корабль еще на плаву, пока мы еще, что называется, по колено в воде, быстренько заделывать дырки, выкачивать воду…

– И добраться до берега.

– И уже ремонтировать корабль. Под водой корабль не отремонтировать, он утонет. Мы тонем; мы все время  забываем, что каждый из нас тонет. Не он, а я тону. И этот человек мне дан именно для того, чтобы я понял: не суди, да не судим будешь. У него есть грех, а у меня нет, что ли? То есть мы должны это отзеркалить и понять, что он такой же, как я, а я такой же, как он.

– Хотелось бы закончить сегодня нашу передачу все-таки на позитивной волне, хотя позитива сегодня было много, потому что мы знаем теперь, как преодолеть осуждение и к чему может привести осуждение. Если мы знаем свой диагноз, то жить уже легче. В чем же радость и благодать рассуждения? И что такое рассуждение в нашей жизни, когда столько литературы, когда столько благодатных и интересных передач и так далее?

– Я очень люблю говорить о том, что Христос все-таки был счастлив. Да, это страшная мука. Но именно когда женщина рожает, она терпит скорбь. Но когда родила,  не помнит уже боли. Так и в нас бывает  радость, когда мы побеждаем грех, когда начинаем любить другого человека не лицемерно, а с пониманием, что мы вместе с ним будем и дальше жить, не только здесь. А сейчас будут какие-то недомолвки, временное непонимание, но в любой семье всякое бывает. Но если между нами остается любовь, она сохранит нас, сохранит наш корабль от потопления, от бури осуждения, которая нас просто перевернет. Поэтому радость должна быть от понимания того, что рядом со мной на самом деле замечательный человек. Какой бы он ни был,  этот человек – иконочка. А иконочка всегда хорошая, даже если она уже и изъедена жуками, уже почерневшая; она икона, и она несет благодать. Значит, этот человек может со мною тоже какой-то благодатью поделиться. А то, что сейчас между нами осуждение, это пройдет; все пройдет. А что остаться должно? Остаться должна благодать. И это должно принести радость.

– И понятно, что нам, наверное, нужно возгревать в себе это умение рассуждать. То есть умение рассуждать все-таки приобретается со временем, когда мы молимся, когда читаем, когда думаем и в этой нашей думе есть главный Человек – Бог наш Иисус Христос.

– Он между нами всегда.

– И, обращаясь к Нему постоянно, мы и будем в той радости рассуждения, с помощью которой сможем преодолеть само осуждение, правда?

– Дай Бог!

– Я очень рад, что Вы пришли к нам. Пожалуйста, благословите наших телезрителей.
 
– Бог, молитвами святителя Николая Чудотворца, да поможет всем нам справиться с осуждением!
Ведущий Глеб Ильинский
Записали Инна Корепанова и Светлана Тодосейчук